Игорь Сухарев

депутат Государственной Думы Федерального Собрания
Российской Федерации
Заместитель руководителя Межрегионального координационного Совета Партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ" в ПФО

Игорь Сухарев: «Развитие АПК нуждается в более четких механизмах прямого государственного регулирования»

19.05.2016 | suharevin.ru

В очередном номере еженедельника «Московский комсомолец» в Оренбурге» вице-спикер областного парламента, лидер единороссов Оренбуржья Игорь Сухарев поделился своими мыслями о формах поддержки сельхозпроизводства.

     Тонна солярки сегодня стоит 30 тысяч рублей, а тонна пшеницы - от 9 до 13 тысяч. Но чтобы вырастить ее, кроме топлива нужны удобрения, семена, людской труд. К тому же цены на зерно в условиях свободного рынка «плавают»: есть урожай - снижаются, нет - повышаются. На мой взгляд, такое положение дел пора кардинально менять. Я сам поднимал хозяйство «40 лет Октября» в Бузулукском районе, знаю проблему изнутри и просто убежден, что нужно переходить на государственное планирование и закупки в агропромышленном комплексе.

 

Какая поддержка необходима селу

     Сегодня поддержка сельхозпроизводителей крайне мала. Если в прошлом году на гектар выделялось 322 рубля, то в этом - только 132. Эту сумму можно увеличить - для предприятий, в которых есть молочное стадо, статус племенного или семеноводческого хозяйства, действуют повышающие коэффициенты. Но опять же - плюс несколько сотен рублей. А если выращивать подсолнечник - практически единственную рентабельную культуру в наших условиях - то вообще получишь копейки. На него как на истощающее почву растение применяется понижающий коэффициент.

     На такой вариант субсидирования сельского хозяйства мы перешли после вступления в ВТО. Приводим, скажем так, в соответствие с мировыми нормами. Но если посмотреть статистику, то за границей погектарные субсидии выше в разы. В том же Европейском союзе - от 89 до 527 евро. В США и того больше. В среднем развитые страны тратят на АПК до трети бюджета.

     Из почти 80 миллиардов рублей нашей областной казны только 2 миллиарда идут на поддержку аграриев. Еще 2-3 удается получить из федерального центра. В прошлом году впервые «выбили» дополнительный миллиард на компенсацию части затрат по засухе.

     Есть, конечно, и другие меры поддержки - субсидирование затрат по кредитам, на покупку техники. Но, опять же, в некоторых регионах оно достигает 35% стоимости нового комбайна. У нас же в лучшем случае 15%. Странная ситуация складывается даже с отечественными производителями техники. Если до того, как в нашей области открылся сборочный цех, трактор стоил 8 миллионов рублей, то после этого стал стоить 11. Это в очередной раз подтверждает, что рынок в сельском хозяйстве неэффективен.

 

Эффективность в разнообразии

     Парадоксальная ситуация в семеноводстве и племенном животноводстве. В Оренбуржье выводят уникальные сорта элитной пшеницы. Известно, что она даст гарантированно высокий урожай. Но производители не спешат ее покупать - слишком дорого. А область, боясь потерять уникальный опыт, субсидирует опытно-производственные хозяйства. Не проще ли централизованно закупать у них зерно и выделять его фермерам?

     В Оренбургской области второе в стране стадо мясного скота, действует Научно-исследовательский институт мясного скотоводства, есть 15 племрепродукторов. Но сбывают породистых бычков в лучшем случае на разведение в Казахстан, а чаще всего - по бросовой цене переработчикам. А ведь это уникальное, ценное мясо. Но мы не найдем его ни в розничной сети, ни даже в ресторане. Управляй этим процессом государство - случилось бы такое?

     Мне вспоминается, как было устроено рыбное хозяйство в нашей области до начала 1990-х годов. Заметьте, тогда мы не просто полностью обеспечивали население этим ценным продуктом, но и вывозили его за пределы региона. Водоемов в ту пору было ровно столько же. Но в рамках одного ведомства действовали несколько рыбоводческих хозяйств, нерестно-вырастное хозяйство, предприятия, которые занимались выловом. В пруды и водохранилища постоянно запускали малька. В том числе ценных пород - сига, белого амура.

     Сегодня даже частники не могут в полную силу заниматься производством рыбы. Потому что для этого нет не то что структуры - соответствующей законодательной базы. В то же время этот пример красноречиво подтверждает эффективность планирования и регулирования производства.

 

Глубокая переработка

     И ведь сегодня стоит вопрос не просто выживаемости, а развития, модернизации отрасли, глубокой переработки сырья. Диктуют это вовсе не продуктовые санкции: парк техники изношен, отремонтировать или построить ферму могут позволить себе единицы. Да что там - самые передовые производители молока в области не в состоянии приобрести молокопровод. В животноводстве труд практически полностью ручной.  Без мощных инвестиций ситуацию не изменить.

     И я с негодованием задаюсь вопросом - почему не наладить свою переработку? - когда узнаю, что гречку, выращенную в Абдулино, чуть-чуть подработали, расфасовали в грубые мешки и увезли в Москву. А оттуда она пришла в красивой упаковке в наши магазины в три раза дороже. Мы также вывозим зерно, но завозим - от соседей - макароны, печенье, кондитерские изделия.

     В стране огромная нехватка молока. И его производство постоянно снижается. И в нашей области тоже. Если посмотреть статистику за последние пять лет, то примерно на 5% в год. И мы вроде бы вкладываемся в модернизацию предприятий: 400 миллионов рублей в общей сложности потрачено на переоборудование Бугурусланского молочного завода. Перерабатывать он может до 30 тонн в сутки. Но не работает в полную мощность, потому что… нет сырья. Производители из ближайших территорий продают его по более высокой гарантированной цене в Самарскую область. Сейчас закупочная цена в Оренбуржье составляет 18 рублей.  А на прилавке тот же пакет молока - уже 30-40 рублей. Систему спекулянтов-перекупщиков нужно убирать.

     Наша область, кстати, вошла в федеральный пилотный проект по закупкам молока. Чтобы снизить сезонные колебания, государство будет централизованно удерживать цену на уровне 19 рублей. Посмотрим, как сработает эта схема. На основе подобных проектов можно уже прорабатывать более крупные государственные закупочные механизмы.